Главные темы

Глоссарий
Беженцы
Регион в измерениях
Документы и свидетельства
Нахичеван
Шуши

На первую
страницу

НАГОРНЫЙ КАРАБАХ - ПРОБЛЕМА И КОНФЛИКТ

Цель настоящей заметки - еще раз очертить методологические рамки решения Карабахской проблемы и урегулирования Карабахского конфликта. В ней не было бы нужды, если бы переговорный процесс не стал бы в последнее время предметом политических спекуляций, а высказываемые точки зрения не являлись бы результатом то ли добросовестного, то ли преднамеренного заблуждения. Кроме того, в дискуссиях слишком часто технические аспекты заслоняют суть вопроса, и за деревьями деталей подчас не видят леса. Поэтому, памятуя, что новое - это иногда и хорошо забытое старое, хотим напомнить те основные положения, которые были определяющими на первом этапе интернационализации Карабахской проблемы.

В современных политических схемах уже принято, что возможно решение конфликта при замораживании самой проблемы - конфликт останавливается, а политическое решение проблемы оставляется на будущее. - как это случилось в случае Кипра и чего не удалось достичь в случае Палестинской проблемы.

      Тогда было ясное осознание того, что решение проблемы должно осуществляться в правовой плоскости, а урегулирование конфликта - в политической. Однако в настоящее время основное внимание привлечено к урегулированию конфликта, а решение проблемы видится как нечто сопутствующее и производное от урегулирования. Если вначале, как правило, говорилось о Карабахской проблеме, то сейчас более употребительным стало словосочетания "Карабахский конфликт" (или "кризис") Это - как логическая, так и методологическая ошибка, которая не может не повлиять негативным образом на протекающие процессы..
       Так, примерно те же отношения, что существовали между Карабахом и Азербайджаном, существовали и между Азербайджаном и СССР. Однако во втором случае проблема не вылилась в конфликт. Кроме того, относительная независимость конфликта и проблемы предоставляет дополнительный шанс, который может быть использован или не использован. В современных политических схемах уже принято, что возможно решение конфликта при замораживании самой проблемы - конфликт останавливается, а политическое решение проблемы оставляется на будущее. - как это случилось в случае Кипра и чего не удалось достичь в случае Палестинской проблемы.
       В случае Нагорного Карабаха с самого начала были спровоцированы углубленные и углубляемые в последующем именно конфликтообразующие компоненты проблемы.
      Сама проблема Карабаха существовала задолго до 1988 года, когда она была манифестирована как проблема волеизъявления народа Нагорного Карабаха. Вместо решения этой проблемы путем диалога на основе правовых норм действия союзных и азербайджанских властей были направлены именно на подавление воли народа силовыми методами и погромами , что приводило к усилению конфликтообразующих факторов и в конечном итоге - к открытому военному противостоянию.
       Применительно к Карабаху наиболее острыми и трудноразрешимыми вопросами сегодня являются те, которых не было на начальном этапе - это проблема беженцев, территорий, расположения и отвода войск, восстановления экономической и социальной инфраструктуры, деблокирования коммуникаций и т.д. Ни одна из них не может быть непосредственно связано с решением сессии облсовета НКАО о выходе из Азербайджана и воссоединении с Арменией. Можно согласиться, что это - на сегодняшний день наиболее актуальные вопросы и они должны получить скорейшее решение, но они не должны заслонять саму Карабахскую проблему, которая возникла в результате произвольного и с юридической точки неправомерного решения Кавбюро от 05.07.1921 г.
      Карабахская проблема - это проблема самоопределения народа Нагорного Карабаха, его права, как это выражено в многочисленных основополагающих документах международного права, самостоятельно определять свой политический, правовой, экономический и социальный статус.
        Здесь следует отметить, что само право на самоопределения не может быть предметом дискуссии или переговоров. Другое дело, как это право будет реализовано. Напомним, что на состоявшийся 10 декабря 1991 референдум о статусе Нагорного Карабаха был вынесен следующий вопрос; " Согласны ли вы, что провозглашенная Нагорно-Карабахская Республика была независимым государством, самостоятельно определящим формы сотрудническтва с другими государствами и сообществами". Как видим, уже тогда форма самоопределения не исключала возможность установления федеративных или конфедеративных отношений с другими государствами. Учитывая существующие реалии, можно предложить определенный пакет, регулирующий отношения НКР с Арменией и Азербайджаном, интересы которого, безусловно, также должны быть учтены хотя бы в силу проблемы беженцев. Возможно также предусмотреть и проведение еще одного референдума под контролем ООН. Но все это есть шаги по реализации права на самоопределение, а субъектом самоопределения является народ Нагорного Карабаха, и ему определять, в какой форме он реализует это право.
          Между тем, сегодня налицо игнорирование Карабаха как в переговорном процессе, так и в международной полической практике. А ведь, в первую очередь, в подобных контактах должен быть заинтересован Азербайджан, - ведь именно и только перед Азербайджаном стоит задача сделать свою страну достаточно привлекательной, чтобы Нагорный Карабах согласился вступить с ним в определенные предполагающие совместную ответственность политико-правовые отношения. Подобный подход обязательно окажет позитивное воздействие и на решение вопросов, связанных с урегулированием самого конфликта. Но на сегодняшний день Нагорный Карабах находится не только в блокаде, но и в международной изоляции, все его связи с миром осуществляются через Армению. Это привело к тому, что для населения единственно по- настоящему актуальный вопрос - это вовсе не отношения с Азербайджаном или международным сообществом, а конкретизация отношений с Арменией - является ли НКР независимым государством (официальная позиция) или же "десятой губернией" Армении ( название в свое время популярной оппозиционной газеты, отражающей взгляды значительной части населения).
        Что касается Армении, то она, даже обладая подобным желанием, не имеет полномочий на решение собственно проблемы Карабаха. Ее участие в переговорном процессе может быть оправдано только постольку, поскольку она вовлечена в конфликт - хотя нередко официальные представители Армении отрицают это, они, видимо, имеют ввиду собственно проблему, а не конфликт . Уже один тот факт, что сегодня Армения находится в блокаде, а международному мониторингу подлежат также и границы между Арменией и Азербайджаном, делает необходимым ее участие в процессе урегулирования . Другое дело, что основной блок вопросов относится не к ее компетенции.
        Перейдем теперь к вопросам, связанным с процессом урегулирования. Не вдаваясь в конкретику переговорного процесса, обратим внимание на другой методологический вопрос который постоянно обсуждается, но так и не получил решения - это вопрос о принципах урегулирования; поэтапного или же пакетного соглашения. Здесь вольно или невольно смешиваются два различных явления - само решения и процесс достижения решения. Очевидно, что окончательное решение может быть реализовано только поэтапно. Безусловно, до достижения окончательного решения должны быть осуществлены шаги по укреплению взаимного доверия. Ряд таких необходимых шагов уже предпринят - это установление и эффективное соблюдение режима прекращение огня, обмен военнопленными, ставшие периодическими обмены делегациями между журналистами, деятелями науки и культуры и т.д. , в дальнейшем можно предусмотреть возможные формы сотрудничества в экономической, правозащитной, гуманитарной и экологической сферах.
        Но что касается самого окончательного соглашения (документа), то он может быть только и только пакетным. Во-первых, вследствие взаимного недоверия между сторонами возникает естественное на нынешнем этапе опасение, что первая же уступка, которая будет сделана одной из сторон, будет использована другой стороной для укрепления собственных позиций и останется безответной. Напр., вывод вооруженных сил НКР из контролируемых ими районов ослабит безопасность республики, и у азербайджанской стороны появятся более благоприятные условия для возобновления военных действий. Соответственно, на следующем переговорном витке азербайджанская сторона окажется в более благоприятных условиях и может начать вести переговоры с позиции силы. Аналогичные опасения может иметь и азербайджанская сторона, почему и, несмотря на четко выраженное в резолюциях Совбеза ООН и других международных организаций требование, она тем не менее продолжает блокаду Армении и Нагорного Карабаха, обосновывая это тем, что после решения этого вопроса Армения может утратить интерес к продолжению переговорного процесса . Поэтому стороны, не веря данным на словах обещаниям и учитывая недостаточный уровень предоставляемых посредниками гарантий, будут настаивать на письменной фиксации всех договоренностей. Поэтому окончательный вариант в этом случае приобретает характер пакетного соглашения.
        Если первая причина касается в основном стратегии переговорного процесса и в принципе может быть пересмотрена, то вторая имеет сущностный характер и вряд ли может быть устранена даже в будущем. Дело в том, что все обсуждаемые вопросы не могут быть решены вне контекста основного - вопроса статуса.
       Возьмем самый очевидный - вопрос границ. Нет и не может быть абстрактных границ - любая граница есть граница чего-то - некоторого государственно-правового образования. Если исходить из официально зафиксированной позиции Азербайджана, то не существует не только НКР, но и даже НКАО - последняя была ликвидирована решением парламента Азербайджана еще осенью 1991 г., а новым административно-территориальным делением Азербайджана ее территория была "растворена" в прилегающих районах. Так что Нагорный Карабах в этом случае становится весьма расплывчатым географическим понятием, и неясно, о каких границах и границах чего может идти речь.
      Если же исходить из официальных позиций карабахской стороны, то ее фиксацией можно считать границы проведения референдума и выборов в Верховный Совет НКР в декабре 1991 г. - эти границы включают также те территории, которые сегодня не контролируются властями НКР и где нет армянского населения - это полностью Шаумяновский район и частично территории Мартунинского и Мардакертского. А на сегодняшний день де-факто сложившиеся границы отражают не столько политическую, сколько военно-географическую реальность , это скорее рубежи соприкосновения - они стихийно сложились в результате военных действий , обеспечивая сторонам наиболее удобные позиции для обороны и служат как пояса безопасности и в силу этого - как одна из самых существенных гарантий невозобновления военных действий. Поэтому все вопросы, связанные с границами, причем не только политические, но и военно-технические ( напр., отвод войск или распределение зон ответственности и др.) могут стать предметом осмысленных переговоров только в том случае, если есть договоренность о том, о каких - государственно-политических, государственно-правовых, административных или каких-либо иных границах и о границах чего - какого государственно-политического или государственно-правового образования - идет речь.
       Аналогично, вопрос гражданства - гражданином чего должен стать, скажем, житель Мардакерта - Армении? Азербайджана? НКР? А может, он будет иметь двойное гражданство? Без уяснения этого вопроса невозможно решить вопрос гражданских свобод и обязанностей, и, соответствено, вопрос обеспечения и защит гражданских прав и свобод жителей Нагорного Карабаха. Или же "первоочередной" - по заявлениям азербайджанской стороны - вопрос возвращения беженцев. Очевидно, что любой беженец должен заранее знать, куда он возвращается, а возвращается он не в то или иное село, а село, находящееся в составе некоторого государства. От этого будут зависеть и необходимый объем обеспечения безопасности, и обязательств по социально-экономической адаптации, и др.
       Примеры можно продолжить, и все они будут свидетельствовать о том, что первичным должен стать вопрос статуса, который окажется определяющим для решения по всем остальным вопросам, которые в своей совокупности примут форму пакетного соглашения. Более того - сам вопрос статуса и есть сконденсированное пакетное решение, поскольку статус -это сумма и производная от составляющих государственно-правовых компонентов (границ, гражданства, политических институтов , сил безопасности, представительства в международных организациях и т.д.).
      Сегодня сложилось хрупкое равновесие, основанное на множестве различных факторов - внутри- и внешнеполитических. геополитических, военных, демографических и т.д. Резкое изменение хотя бы одного из них может привести к обвалу всей системы, поэтому любой шаг должен быть направлен на соблюдение баланса и стабильности. Сохранение стабильности является приоритетом не только для сторон конфликта, но и для междунаородного сообщества. А частичные изменения без учета общего контекста могут привести к негативному результату. Например, сегодня власти Баку могут формально игнорировать власти Степанакерта как партнера по переговорам. Но в то же время катастрофой для Азербайджана станет отсутствие в НКР законно избранной власти, отправляющей практически в полном объеме государственные функции, поскольку подобный вакуум неизбежно дестабилизирует обстановку и в соседнем Азербайджане.
        Заключая, отметим, что не следует питать иллюзии на быстрое решение, но вместе с тем в ближайшее же время должны быть активизированы и стать более системными и систематическими шаги, направленные на достижение этого решения.
        К сказанному добавим следующее. Во-первых, необходимо четко разграничить собственно конфликт и причины, породившие конфликт. Никакое соглашение не может быть долговременным и стабильным, если не будет дан исчерпывающий ответ на собственно проблему - а это признание права народа Нагорного Карабаха на самоопределение. Второе. Что же касается урегулирования конфликта, то в этом направлении уже сделано не так уж и мало. Выработан ряд гарантий, делающих возобновление военных действий если и невозможным, то по крайней мере довольно затруднительным шагом - по причинам военным, политическим, а также вследствие международного мониторинга. Однако уровень гарантий еще недостаточен для того, чтобы режим прекращения огня стал бы необратимым. Поэтому параллельно с решением проблемы должны быть предприняты шаги по укреплению мер доверия и усилению гарантий безопасности. Третье. Как мы уже отмечали, одним из препятствий на пути достижения всеобъемлющего соглашения является недоверие между сторонами, приводящее к явно нереалистичному уровню требуемых гарантий. Между тем, как свидетельствует позитивный опыт по соблюдению режима соблюдения огня, доверие может возникнуть только в результате совместной деятельности. В этом смысле крайне важно установление прямых контактов между Баку и Степанакертом и осуществление хотя бы самых скромных совместных программ, представляющих взаимный интерес.

Вверх страницы 

Карабахская проблема - это проблема самоопределения народа Нагорного Карабаха, его права, самостоятельно определять свой политический, правовой, экономический и социальный статус.
Поэтому все вопросы, связанные с границами, причем не только политические, но и военно-технические (напр., отвод войск или распределение зон ответственности и др.) могут стать предметом осмысленных переговоров только в том случае, если есть договоренность о том, о каких - государственно-политических, государственно-правовых, административных или каких-либо иных границах и о границах чего - какого государственно-политического или государственно-правового образования - идет речь.
Между тем, сегодня налицо игнорирование Карабаха как в переговорном процессе, так и в международной полической практике.
Но на сегодняшний день Нагорный Карабах находится не только в блокаде, но и в международной изоляции, все его связи с миром осуществляются через Армению.
Окончательное соглашение может быть только и только пакетным.
Все обсуждаемые вопросы не могут быть решены вне контекста основного - вопроса статуса.
Сам вопрос статуса и есть сконденсированное пакетное решение, поскольку статус -это сумма и производная от составляющих государственно-правовых компонентов (границ, гражданства, политических институтов , сил безопасности, представительства в международных организациях и т.д.).
Однако уровень гарантий еще недостаточен для того, чтобы режим прекращения огня стал бы необратимым. Поэтому параллельно с решением проблемы должны быть предприняты шаги по укреплению мер доверия и усилению гарантий безопасности. Третье. доверие может возникнуть только в результате совместной деятельности. В этом смысле крайне важно установление прямых контактов между Баку и Степанакертом и осуществление хотя бы самых скромных совместных программ, представляющих взаимный интерес.
Во-первых, необходимо четко разграничить собственно конфликт и причины, породившие конфликт. Никакое соглашение не может быть долговременным и стабильным, если не будет дан исчерпывающий ответ на собственно проблему - а это признание права народа Нагорного Карабаха на самоопределение. Второе. Что же касается урегулирования конфликта, то в этом направлении уже сделано не так уж и мало.
Сохранение стабильности является приоритетом не только для сторон конфликта, но и для междунаородного сообщества. А частичные изменения без учета общего контекста могут привести к негативному результату.