Главные темы

Глоссарий

Беженцы

Регион в измерениях

Документы и свидетельства

Нахичеван

Шуши

На первую
страницу

В ЕДИНСТВЕ - ГАРАНТИЯ ПРИЗНАНИЯ НКР

 

          В Нагорном Карабахе с краткосрочным
          визитом находились директор института стран
          СНГ Константин ЗАТУЛИН и известный российский
          политолог Андраник МИГРАНЯН. Приезд их был приурочен
          к награждению К. Затулина медалью НКР "Мхитар Гош". Предлагаем
          вашему вниманию интервью Леонида Мартиросяна с российскими политологами.
           - Как известно, Азербайджан на протяжении уже долгого времени торпедирует переговорный процесс в надежде на то, что международными посредниками будет оказано на Нагорный Карабах давление с тем, чтобы он принял не выгодные для себя условия урегулирования. Между тем известно также, что как сопредседатели, так и страны - члены Минской группы ОБСЕ неоднократно заявляли, что решение проблемы должно быть найдено самими сторонами конфликта. В этом контексте как бы вы оценили позицию Азербайджана, имеют ли подобные действия шансы на успех?
           А. М. - Я думаю, что азербайджанская сторона занимается затягиванием переговорного процесса, преследуя несколько целей. Во-первых, она считает, что со временем российское присутствие в регионе, видимо, будет ослабевать, турецкое же влияние - усиливаться, а приход нефтяных компаний создаст более благоприятные условия для получения Азербайджаном поддержки Запада, НАТО, Соединенных Штатов. В Баку полагают, что со временем их позиции - и политические, и экономические -.усилятся, что в перспективе, возможно, трансформируется и в военное усиление Азербайджана, и рано или поздно путем экономического, политического или военного давления он попытается решить проблему. Удастся ли им этого добиться? Думаю, что в силу ряда обстоятельств на данном этапе им не позволят, чтобы эта стратегическая линия была успешной. Во-первых, мы знаем, что азербайджанское государство - исключительно жестко авторитарное. Здесь существует, я бы сказал, султанистический режим, при котором одна семья управляет всей страной и поставлена над законом. Лидер этой страны очень опытный, но в то же время очень больной и очень старый человек. Они столкнутся с проблемой наследования власти, а для таких государств этот процесс, как правило, проходит весьма и весьма болезненно. В этих условиях Россия попытается в какой-то степени вернуть свое влияние, свои позиции в регионе. Будет жесткое столкновение интересов, Турция, следуя логике Алиева, также говорит о том, что "одна нация o два государства", активно начали играть в этом регионе Соединенные Штаты - При всем при этом я не думаю, что Запад захочет играть в игру Азербайджана, или во вторую очередь - США, исходя из интересов самого Азербайджана. Если американцы будут решать в регионе свои проблемы, связанные с Ираном и Ираком, то они захотят иметь здесь мир, а не дестабилизацию. А иметь мир они могут, прежде всего, не добиваясь от Армении еще больших уступок или каких-то шагов навстречу Азербайджану. Скорее всего США, исходя из своих более серьезных геополитических и геостратегических интересов, могут потребовать большей уступчивости от Азербайджана.
           Думаю, именно из-за нефтяных интересов давление можно оказывать на Азербайджан с целью получения стабильности в регионе с тем, чтобы нефть добывалась и транспортировалась. Вот почему мне кажется, что в интересах Запада и США, исходя из своих проблем, которые они хотят решить в Иране, в Ираке и других местах, нет никакой необходимости для более серьезного давления на Армению. Скорее всего, здесь они попытаются Найти компромисс, и к компромиссу будут принуждать. именно Азербайджан, а не Армению. Таково мое ощущение.
           К. 3. - Я практически согласен со всем тем, что сказал Андраник Мовсесович, как с вероятным сценарием. Хочу только еще раз подчеркнуть один момент. Я всегда считал, что есть один существенный изъян в азербайджанской стратегии, если я ее правильно понимаю. Связан он с желанием использовать нефтяной фактор и фактор действительных или мнимых ресурсов Каспия в интересах однозначного решения карабахской проблемы, решения проблемы взаимоотношений с Арменией. Вот то, что иной раз у нас в России будоражит поверхностных аналитиков, которые говорят, что армянам надо быстрее решать свои проблемы взаимоотношений с Азербайджаном, быстрее соглашаться на предлагаемые статусы Нагорного Карабаха, потому что завтра Азербайджан в результате нефтяных разработок получит большие деньги и на эти деньги профинансирует новую войну ради решения карабахской проблемы.
           Мне кажется, что изъян заключается в том, что капитал по определению своему является одним из наиболее трусливых субстанций на свете. Если серьезный, большой капитал приходит в Азербайджан, то он, безусловно, - я хочу подтвердить слова Андраника Мовсесовича - будет требовать определенных условий. И предполагать, что капитал будет заранее согласен на то, что доходы от нефтяных разработок пойдут на финансирование войны, которая будет угрожать существованию этого капитала, будет угрожать сделанным инвестициям - это очень наивно. Это, на мой взгляд, виртуальный мир, который создается так же, как иной раз даются завышенные сведения о нефтяных и газовых богатствах Каспия, ради того, чтобы в процессе переговоров оказать избыточное давление на карабахскую или армянскую сторону. Убежден, что никто не позволит нынешним и будущим властям Азербайджана рисковать многомиллиардными инвестициями ради решения вопросов, которые многим в Европе или США, и даже в России кажутся уже де-факто решенными.
           - Вы прибыли в Нагорный Карабах в канун важного для него политического события - выборов президента Нагорио-Карабаяской Республики. Я понимаю, что два дня - срок недостаточный для того, чтобы делать серьезные выводы, и все же. Будучи политологами, не понаслышке знающими о Нагорном Карабахе, как бы вы оценили нынешнюю внутриполитическую ситуацию в НКР, заметили ли вы какие-то изменения в жизни республики?
           К. 3. - В последний раз я был в НКР в декабре минувшего гола. Погода сейчас, конечно же, другая - солнечная и жаркая. Думаю, внутренней стабильности Нагорного Карабаха выборы не угрожают, что иной раз случается не только в зонах конфликтов, но и в больших государствах, когда выборы ставят страну на грань раскола. Не только в России происходило так в 1996 году или на несколько лет раньше в связи с парламентскими выборами. Недавно это произошло и в Соединенных Штатах из-за равенства набранных голосов между Дж-Бушем и А. Гором. Здесь, В Карабахе, как мне кажется, такой перспективы нет.
           -То есть климат политический в Нагорном Карабахе, можно сказать, умеренный?
           К. 3. - Здес, действительно погода умеренная. Люди, как мы успели заметит за два дня пребывания в Нагорном Карабахе, занимаются своими делами, озабочены сбором урожая, сельскохозяйственными работами. Мне кажется, что те неприятные внутренние кризисные моменты, которые были в недавней истории Нагорного Карабаха, уже преодолены. Сегодня есть основание говорить о достаточно хорошем и спокойном внутреннем климате в Нагорном Карабахе. Еще раз хочу подчеркнуть - принципиально важно, что здесь состязательный демократический процесс, и при наличии всем известного фаворита в избирательной гонке сам по себе формат демократических выборов соблюден и сохраняется. Это очень важный пример, потому что даже с точки зрения ситуации в карабахском урегулировании для международных посредников должно быть очевидно - есть сегодня государство, пусть и непризнанное всеми официально, Нагорно-Карабахская Республика, где действуют нормы демократии, существуют и реализуются основные государственные институты. В то же самое время на Нагорный Карабах, на его возврат в свой состав претендует государство, где, на мой взгляд, квазидемократические процедуры, или, как сказал Андраник Мигранян, султанистический режим.
           А. М. - В последнее время я тоже довольно часто бываю в Нагорном Карабахе - в последний раз в составе делегации Союза армян России. Меня все больше и больше радует атмосфера в Нагорном Карабахе. Я соглашусь с моим другом, что некие кризисные явления и напряжения, которые были здесь пару лет назад, преодолеваются. Здесь дает о себе знать чувство ответственности людей и понимание того, что они живут на границе. Хотя перемирию уже 8 лет, страна все же находится в состоянии войны, что, однако, не ожесточило людей. И это, действительно, очень важный и отрадный факт, что, находясь в таком состоянии. Нагорный Карабах все-таки сохраняет все демократические свои институты и процедуры. Конечно, легче всего было бы установить какой-то режим военного времени и сказать, что мы не можем позволить себе такую роскошь, как демократия. Это говорит о том, что есть серьезный внутренний потенциал, и надо действительно начать жить в условиях демократии, состязательности и взаимного уважения. У меня такое впечатление, что у армянского народа, и особенно в Нагорном Карабахе, при всех внешних конфликтах и противоречиях, по базовым ценностям и по базовым проблемам есть единство. И люди понимают, что в этом единстве - гарантия выживания Нагорного Карабаха, возможности признания Нагорного Карабаха и уважительного отношения к этому государству.
           Конечно же, я должен сказать и о ныне действующем президенте НКР, которого я знаю буквально с первых шагов. С того времени, когда он, будучи еще министром иностранных дел, вел первые переговоры в Москве с представителями международных структур. Я рад, что он прошел такой колоссальный путь дипломата, политика именно в таком очень серьезном контексте противостояния мировых и весьма солидных дипломатических фигур. Это дало ему колоссальные опыт и знания- И я, повторюсь, очень рад, что в Нагорном Карабахе есть такой интеллигентный руководитель - это большая редкость на всем постсоветском пространстве, и не только.

Вверх страницы