Главные темы

Глоссарий

Беженцы

Регион в измерениях

Документы и свидетельства

Нахичеван

Шуши

На первую
страницу

БАКУ ХОЧЕТ ВЕРНУТЬ КАРАБАХ С ПОМОЩЬЮ МОСКВЫ
(Армен Борисович Ханбабян)

      Сразу после новогодних и рождественских каникул наблюдатели не без удивления отметили рост дипломатической активности вокруг нагорнокарабахской проблематики. Обстоятельства последнего времени, напротив, порождали прогнозы обратного порядка. Представлялось, что в обозримой перспективе ожидать подвижек здесь не приходится.
      Ведь бум, который в определенный момент переживал процесс урегулирования, давно сошел на нет. В прошлом остались регулярные встречи между руководителями Азербайджана и Армении. Схлынул ажиотаж, вызванный оригинальным планом сопредседателей Минской группы ОБСЕ - России, США и Франции, выдвинувших идею создания так называемого общего государства, в котором при сохранении принципа территориальной целостности предусматривалось почти полное равноправие главных сторон конфликта - самопровозглашенной НКР и Азербайджанской Республики. В конце 2000-го и в начале 2001 г. состоялись "исторические", как тогда представлялось, переговоры в американском Ки-Уэсте и в Париже, после чего стало создаваться впечатление, что застарелый конфликт вот-вот будет разрешен.
     Увы, оптимизм оказался преждевременным. В отличие от Еревана и Степанакерта Баку отказался от реализации плана общего государства, а спустя некоторое время азербайджанское внешнеполитическое ведомство дезавуировало и все предварительные договоренности, достигнутые в Америке и Франции. Министр иностранных дел Азербайджана Вилаят Гулиев заявил, что "парижских принципов" карабахского урегулирования не существует. Это вызвало явное недоумение посредников, но вряд ли повлияло на их подходы. Во всяком случае, президент Жак Ширак 19 января нынешнего года направил Роберту Кочаряну послание, в котором, в частности, выражается надежда, что урегулирование может базироваться именно на тех принципах, которые были выработаны главами трех государств в Париже.
      Явная пробуксовка миротворческого процесса заставила посредников в определенной степени пересмотреть возможные механизмы перевода диалога из области ни к чему не обязывающих деклараций о намерениях в сферу конкретных дел. Как заявил французский посол в Ереване Анри Кюни, решение вопроса "должно быть найдено в Баку и Ереване, а Минская группа ОБСЕ может сыграть лишь роль катализатора в этом процессе". Это означает, что ответственность за судьбу региона и перспективы развития государств Южного Кавказа возлагается непосредственно на лидеров этих государств.
      Как принято в подобных случаях, была применена методика "кнута и пряника". Стали говорить о большом значении региона в международном разделении труда и в качестве узлового элемента многочисленных транспортно-энергетических проектов, например ТРАСЕКА и ИНОГЕЙТ. Справедливо отмечается, что дальнейшее продолжение противостояния ощутимо тормозит социально-экономическое, политическое и культурное развитие новых независимых государств, в то время как установление прочного мира способствовало бы быстрому и ощутимому прогрессу во всех названных областях.
      
С другой стороны, появилась (или стала симулироваться) опасность того, что миротворцы окончательно разуверятся в стремлении конфликтующих сторон к достижению реального компромисса. По словам американского сопредседателя Минской группы Рудольфа Перины, "окно возможностей для урегулирования конфликта может закрыться". Но одновременно с этим в Парламентской ассамблее ОБСЕ была создана рабочая группа по Карабаху, а президент ПА ОБСЕ Адриан Северин заявил, что это обстоятельство способно "поощрить примирение и реабилитацию". А действующий председатель ОБСЕ, министр иностранных дел Португалии Жайме Гама сказал, что организация "рассматривает Нагорный Карабах в числе тех регионов, где ОБСЕ предстоит наиболее интенсивно заниматься миротворчеством и посткризисным урегулированием".
      Тем не менее слова американского дипломата явно произвели необходимое впечатление. Комментируя высказывание Перины, президент Кочарян согласился, что "мировое сообщество не может бесконечно держать эту проблему в центре своего внимания - в мире есть множество других конфликтов, требующих решения". Правда, президент Армении заметил также, что проблема Карабаха столь сложна, что "процесс урегулирования не может продвигаться с неизменной скоростью и продуктивностью". Официальный Ереван в формате дискуссий в рамках ОБСЕ по-прежнему будет "отстаивать правовой аспект карабахской проблемы, основная суть которого состоит в том, что Нагорный Карабах никогда не был в составе независимого Азербайджана". В свою очередь, НКР напрямую связывает успех миротворчества с участием в переговорном процессе представителей Степанакерта, против чего традиционно возражает Баку. Однако карабахская сторона указывает, что не намерена подчиняться каким-либо решениям, принятым кем бы то ни было у нее за спиной.
      Все это не дает оснований рассчитывать на скорые подвижки в деле установления прочного мира. Поэтому достаточно неожиданно прозвучало недавнее заявление президента Алиева о том, что проблема может найти свое окончательное решение уже в нынешнем году. Не исключено, что подобный оптимизм связан с надеждами на усиление влияния российской дипломатии в рамках Минской группы. По некоторым сведениям, карабахская проблема подробно обсуждалась Гейдаром Алиевым и Владимиром Путиным в ходе завершившегося визита азербайджанского лидера в Москву. Россия заинтересована в успехе миротворчества, а прогрессирующее в последнее время российско-азербайджанское сближение порождает в Баку надежды на поддержку Кремля.
      Азербайджан настойчиво стремится стать основным военно-политическим союзником России в Закавказье, то есть претендует на место, "занятое" в настоящий момент Арменией. Что не может не вызывать раздражения в Ереване. В Армении начинают подозревать, что в определенный момент российская сторона сочтет целесообразным усилить давление на Ереван и Степанакерт, пытаясь заставить их пойти на уступки, которые здесь полагают немыслимыми. В то же время ясно, что вечно противостоять давлению посредников, особенно если это давление будет сопровождаться расширением помощи Азербайджану, армянская дипломатия не сможет.


Вверх страницы