Миротворцы из ОБСЕ настаивают на признании Карабаха самостоятельной стороной конфликта


Российский сопредседатель Минской группы предлагает официальному Баку вступить в прямые переговоры со Степанакертом.


          Непосредственно перед визитом в регион миротворцев из Минской группы ОБСЕ, российский сопредседатель этой структуры Николай Грибков сделал заявление, которое не могли не заметить обозреватели, отслеживающие процесс урегулирования карабахской проблемы. Посредник однозначно высказался в пользу прямого участия властей НКР в переговорах в качестве самостоятельной стороны конфликта. Николай Грибков выразил убеждение в том, что "рано или поздно карабахская сторона должна быть вовлечена в переговорный процесс". "Я неоднократно говорил о том, что без участия Степанакерта, без учета интересов Нагорного Карабаха вряд ли можно говорить о полном урегулировании. Думается, все понимают, что Нагорный Карабах - не объект, а субъект переговоров", - заявил дипломат.
          И хотя сопредседатель отметил, что не очень-то верит в то, что в период подготовки к выборам Гейдар Алиев согласится на прямые контакты с Аркадием Гукасяном, очевидно, что заявление Грибкова вовсе не случайно было приурочено к очередному турне членов миротворческой миссии по столицам вовлеченных в конфликт государств. Не исключено, что именно инициатива проведения двусторонней встречи президентов Азербайджана и Нагорного Карабаха станет главным предметом обсуждения в ходе очередного визита сопредседателей в регион.
Вопрос о целесообразности прямого участия Карабаха в переговорах возник не сегодня. О необходимости признания Степанакерта стороной конфликта говорил еще Владимир Казимиров, в середине 90-х в ранге посла представлявший президента России на переговорах по урегулированию армяно-азербайджанского противостояния. Не так давно он в издающейся в Москве газете "Время-МН" опубликовал статью, в которой подверг резкой критике позицию официального Баку, отказывающегося признать Нагорный Карабах самостоятельной стороной конфликта. "Возражениям Алиева против признания Степанакерта стороной конфликта, его участия в переговорах не дано вразумительных обоснований. Но сколько раз при неважных делах на фронте Баку искал прямые контакты с представителями Степанакерта, оформлял прекращение огня (даже без участия Еревана), называл его "стороной" в документах",- пишет Казимиров. При этом бывший посредник напомниает, что мандат сопредседателей, который был определен в 1994-м году главами государств на Будапештском саммите ОБСЕ, предполагал переговоры между сторонами в конфликте, среди которых был и Нагорный Карабах. По мнению дипломата, временная уступка сопредседателей нежеланию Баку возобновлять переговоры в трехстороннем формате обрекает встречи между представителями Армении и Азербайджана на "имитацию активизации переговорного процесса". "Нагорный Карабах не сможет стать лишь объектом переговоров, как бы того ни хотелось кому-то",- убежден Казимиров.
          Следует заметить, что и в Азербайджане ужу здраво мыслящие люди начинают постепенно осознавать, что альтернативы прямому диалогу со Степанакертом нет. В этом смысле примечательна статья, опубликованная в мае этого года в бакинской газете "Гюнай". "Видимо, избежать в переговорном процессе контактов с сепаратистами Нагорного Карабаха вряд ли удастся". Это подзаголовок статьи, который уже многое говорит. Автор статьи, ссылаясь на мнение "некоторых аналитиков" предполагает, что для предотвращения новой войны "Баку может пойти на прямые переговоры с Ханкенди, однако в этих переговорах не должны принимать участия представители Еревана". Поясним, под Ханкенди подразумевается Степанакерт. Так называют столицу НКР в Азербайджане. Но, согласитесь, от названия суть не меняется. Если азербайджанские правители согласятся сесть за стол переговоров с представителями законно избранных властей карабахского государства, будет совсем не важно, как они между собой называют Степанакерт.
          Между тем, автор публикации в "Гюнай" напоминает, что однажды глава парламента Азербайджана уже садился за стол переговоров с лидерами Нагорного Карабаха. Это, как пишет газета, было "12-го мая 1994-го года, когда по инициативе Межпарламентской ассамблеи СНГ руководители законодательных органов власти Азербайджана, Армении и Нагорного Карабаха поставили свои подписи под Бишкекским соглашением о перемирии". Далее следует предположение о том, что "Бишкекский протокол зафиксировал фактическое признание Азербайджаном Нагорного Карабаха как сторону конфликта". Вывод из этого делается следующий - "хотя бы в вопросе определения статуса Карабаха Азербайджану все-таки придется выслушивать аргументы своих граждан, нарушивших закон". Обозреватель "Гюнай" считает, что "вопрос по статусу и безопасности Нагорного Карабаха станет предметом переговоров Баку и Ханкенди".
          Целью этой публикации мог бы быть зондаж почвы для проверки реакции общественности на идею прямого диалога с властями НКР. Следует отметить, что общественный резонанс на статью был практически нулевым.

Вверх страницы