Главные темы

Глоссарий

Беженцы

Регион в измерениях

Документы и свидетельства

Нахичеван

Шуши

На первую
страницу

                                  

КОТЕЛ ЗЛА


Ей было бы сейчас 43 года - этой девушке с задумчивыми черными глазами и нежным лицом, улыбающимся мне с фотографии 16-летней давности. Как сложилась бы ее жизнь, не оборвись струна в последний день зимы високосного 1988 - день, у которого даже нет постоянного пристанища на календарном листе? Она могла встретить свою весну и много других весен, могла выйти замуж, иметь детишек. Она могла... Если бы палачи, жаждущие крови, навсегда не лишили ее весны. И осталась только старая фотография да свидетельство о смерти, выведенное чьей-то рукой: Мелкумян Ирина Согомоновна, умерла 29 февраля 1988 г., место смерти: город Сумгаит, причина смерти... Она была убита с четырьмя другими членами семьи - матерью, отцом, двумя братьями. Ее изнасиловали, обнаженной вывели на улицу. После издевательств и побоев сожгли заживо.



          Сумгаит... Это слово, как удар хлыста, больно бьет по сердцу на протяжении уже 16 лет, с того самого дня, как, подхватив лозунг "Смерть армянам!", озверелая толпа азеров-головорезов бросилась убивать, резать, насиловать, жечь мирных жителей - армян, проживавших в Сумгаите, с каждым часом все больше распаляясь от ощущения собственной безнаказанности. Начиная с вечера 26 февраля, а потом еще три дня шла организованная бойня, превращая Сумгаит в ад, задыхающийся от запаха горелой человеческой плоти. А в это же время по азербайджанскому телевидению передавали концерт Дружбы народов (армянского и азербайджанского, конечно) и крутили трогательные индийские фильмы...
          "Надо дорожить и всемерно укреплять традиции дружбы между азербайджанским и армянским народами, сложившиеся за годы Советской власти... Наступил час разума и трезвых решений". С одной стороны, горбачевские сентенции и полное бездействие властей, с другой - охваченный безумием Сумгаит - город смерти. Живые костры, на которых обращались в пепел демагогические речи о мире, дружбе, разуме и трезвых решениях. Свидетельства о смерти наших соотечественников, зверски замученных во время сумгаитской резни...
          Что чувствовали убийцы, садистски избивавшие 61-летнего Шагена Саркисяна на улице Мира? И почему не дает покоя неотвязный мотив, навязчиво повторяя слова популярной в то время детской песенки - "на улице Мира веселый народ"? Как лезвием по натянутому нерву... Что чувствовали убийцы, когда 58-летнюю Эмму Григорян обнаженной волокли на улицу, посадили на скамейку перед подъездом, обжигали тело сигаретами, а потом, надругавшись над ней, разбили голову, переломали ребра и воткнули во влагалище металлическую трубу? Нормальная человеческая психика отказывается воспринимать эту безумную жестокость тех, к кому был обращен пустой призыв обрести разум...
Однако безумие - безумием, но Сумгаит "взорвался" не вдруг, а по заранее организованному плану, что давным-давно известно и доказано. За несколько часов до погрома в организованном порядке были составлены (по данным ЖЭКов) списки квартир, где проживали армяне; 28-29-го телефоны в армянских квартирах были отключены; на улицах разбросан речной булыжник, привезенный в город за много километров; убийцы были вооружены металлическими ломами заводского производства; вслед за толпой погромщиков шли грузовики, куда забрасывали трупы, и пожарные машины, смывающие из брандспойтов кровь с асфальта; утром 29 февраля, уже с 6 часов, шел ремонт разгромленных квартир; бандиты формировались в отряды по тысяче человек, "тысячники" отдавали приказы по мегафону. Человеческая мясорубка запустилась точно в отведенное ей время...
          Из показаний на суде Мамедова Гасана: "Я увидел, что из 1 или 2 подъезда вывели мужчину средних лет и стали избивать, били в основном сзади... Я протиснулся поближе, увидел, что парень, которого избивали, уже лежит на земле. Он лежал в 3-х метрах от меня. Рядом горел костер. Магемаров Низами и Фаталиев Физули - Низами за ноги, Физули за руки - подняли парня с земли и бросили его в костер. При этом туловище оказалось в костре, а ноги - вне пламени костра. Это я видел отчетливо, так как было светло. Брошенный в костер парень еще подавал признаки жизни. Это я определил из того, что он пытался выкатиться из костра. Но парень в черном пиджаке и джинсовых брюках, сделанных на заказ, придерживал брошенного в костер куском арматурного прута и не давал ему выкатиться из костра..." (т. 6, л. д. 160-162 и протокол судебного заседания)
          На улице Мира веселый народ... Черным по белому - это ведь страшная какофония, потому что контрасты всегда страшнее. А сколько было таких контрастов в те ужасные февральские дни - не счесть.
27 февраля в Доме счастья - так называли сумгаитцы Дворец бракосочетания - играли свадьбу...
"Ворвались азербайджанцы, - рассказывает Фарида Вазирян, чудом уцелевшая во время сумгаитской вакханалии. - Начали отбирать армян, говорили, что пришли их убивать. Мы думали - это конец. Нам помогли наши знакомые азербайджанцы, которые тоже пришли на свадьбу. Благодаря им нас не "вычислили", и мы спаслись. Но как забыть зверства, которые мне пришлось увидеть в те дни? Я не могу... В Сумгаите, в 3-м микрорайоне жила моя тетя. Я была там, когда азербайджанцы схватили соседку, живущую в том же доме на 5-м этаже, Нину, раздели ее, поволокли во двор, облили бензином и хотели сжечь. Женщины начали кричать и сумели предотвратить этот чудовищный акт вандализма. Несколько азербайджанок одели Нину и увели..."
          В этом кипящем ненавистью котле и в самом деле находились азербайджанцы, которые помогали армянам избежать топора обезумевших нелюдей. Были среди них и такие, которые хотели помочь, но боялись за собственную жизнь. "Азербайджанцы угрожали смертью любому, кто посмеет укрывать армян", - вспоминает Вачик Мартиросян, очевидец сумгаитских событий. Впрочем, чем сильнее крутилась смертоносная мясорубка, тем меньше находилось в Сумгаите охотников укрывать армян. Атмосфера ненависти и безнаказанной жестокости способна заразить многих - особенно тех, кто предрасположен к заразе.
          Из показаний на суде Селимганова Аскяра (т. 7, л. д. 146-147): "... я встретил Исмаилова Ильгама... В то время мимо нас шла какая-то полная женщина лет 40-45, высокая, полная... Ильгам на азербайджанском языке спросил ее: "Тетя, покажите, где живут армяне. Я хочу их убивать". Женщина ответила, что если бы она самa увидела армян, она бы у них кровь высосала".
          Сегодня правда о "Сумгаите" известна. Была известна она и 16 лет назад. Правда о том, что в феврале 1988 в Сумгаите был осуществлен организованный геноцид в отношении армян, там проживавших. Эта правда - в документальных "Свидетельствах о смерти" наших соотечественников, попавших под жернова адской бойни: Авакян Лолы, Авакяна Юрия, Аванесяна Альберта, Аванесяна Валерия, Амбарцумяна Миши, Аракеляна Арташа, Арамяна Армо, Арамяна Артура, Арушаняна Владимира, Арушанян Размеллы, Бабаяна Аршака, Бабаян Елены, Гамбаряна Александра, Григорян Эммы, Даниеляна Николая, Даниелян Седы, Мартиросова Гарри, Мелкумяна Согомона, Мелкумян Раисы, Мелкумяна Игоря, Мелкумян Ирины, Мелкумяна Эдуарда, Мелкумян Фирузы, Мехтиевой Тамары, Мовсесовой Ерсилии, Саркисяна Шагена, Сайян Арусяк, Товмасяна Рафика, Трдатова Габриела... Это - вовсе не полный список жертв сумгаитских палачей. Но это уже - свидетельство совершенного геноцида - преступления, не пресеченного тогда и не осужденного советской властью. Не удивительно, что паутина лжи и фальсификаций, пропагандируемых азербайджанцами в отношении сумгаитских событий, имеет место быть до сих пор, продолжает плестись, обретая все более циничные формы.
          Не прошло и двух лет, как трагедия повторилась в Баку. И как в Сумгаит войска "опоздали", что дало возможность преступникам убивать "без страха и упрека", так и на бакинские погромы армян не последовало незамедлительной реакции из Москвы. Шифровки из Баку словно летели в пустоту...
          В то время руководителем Особого отдела Каспийской флотилии был генерал Герман Алексеевич Угрюмов - впоследствии адмирал ФСБ. В книге, посвященной Угрюмову ("Адмирал ФСБ"), его соратники вспоминают как о сумгаитских, так и о бакинских событиях января 1990...
Я. Я., капитан 1 ранга:
- 18-19 января началась большая заваруха в столице Азербайджана Баку. К этому времени Особый отдел Каспийской флотилии, которым руководил Герман Алеексеевич, имел довольно полную информацию о лидерах Народного фронта Азербайджана, об источниках их финансирования, об их кукловодах из-за рубежа и о ближайших их планах. Мы знали, где находятся базы боевиков, фамилии инструкторов, вооружение. Все это докладывал "наверх" Герман Алексеевич. Но в руководстве страны не было правильного подхода в оценке грядущих и происходящих событий. Служба госбезопасности - это инструмент государства, его прерогатива - знать и доложить. С этой обязанностью наш Особый отдел, возглавляемый Угрюмовым, вполне справился в тот период. Действуя в рамках законодательства, мы могли обезглавить верхушку НФА, изолировать провокаторов, политизированный криминалитет, задержать, предъявить обвинение, арестовать и довести дело до суда. Доказательная база у нас была богатейшая. Но санкций на это из Москвы нам не давали.
По свидетельству другого офицера, однажды Угрюмов, сорвавшись, кричал двум чинам из МВ КГБ, прибывшим на Каспийскую флотилию с проверкой из Москвы: "Вы что, наших шифровок не читаете?! Выходит, мои парни, рискуя жизнью, работают на "корзину"? Вы понимаете, что развал страны уже начался? Понимаете, что страну подпалили с юга, а мы этот прогноз вам давали год назад!". Ему ответили, что Лубянка постоянно держит Горбачева в курсе событий, и доклады по Азербайджану каждое утро кладутся ему на стол.
          Горбачев Михаил Сергеевич - какая же есть злая ирония в том, что человек, окрестивший массовую резню людей в Сумгаите "хулиганскими действиями", по долгу службы обязанный, но не пресекший организованный геноцид, получил впоследствии Нобелевскую премию Мира...
          Меж тем в Баку, как и в Сумгаите, шла бойня армянского населения.
          Из воспоминаний водителя Угрюмова, Вячеслава Авторханова: "Когда в Баку шли погромы, мы находились в городе и нам надо было срочно попасть в Управление. Я вырулил на улицу лейтенанта Шмидта и понял, что мы попали, если не в ловушку, то в хороший переплет. Улица была просто забита людьми: огромная, беснующаяся, агрессивная масса. Просто счастье, что никто не заподозрил в нас армян - разорвали бы и нас, и машину, как картонную..."
          Да, правда о "Сумгаите" так же, как и о январских событиях в Баку-90, давно известна всему миру. Она, эта правда, не стирается из памяти и не забывается, как не забываются преступления, совершенные против невинных людей, против народа, против человечества. Их не забывает, не отдаляет время, потому что снова и снова наступает январь, февраль... отмечая настоящее, в котором оживает прошлое. Сегодня чудом уцелевшие в сумгаитской бойне наши соотечественники рассказывают о страшных событиях тех дней, оплакивают погибших от руки палачей родных и близких.
          Нельзя забыть ад, особенно если не свершилось правосудие над теми, кто этот ад сотворил. Оно не свершилось, как не были осуждены и турецкие злодеяния в конце позапрошлого и в начале прошлого веков - Геноцид армян в Османской империи. Не был осужден и геноцид, осуществленный азербайджанцами в феврале 1988-го в Сумгаите. Что сделало возможным последующие их преступления против наших соотечественников в Шуше, Кировабаде, Ханларском, Дашкесанском, Шамхорском, Гетабекском, Казахском и других районах. А потом в Баку. Что сделало возможным зверское убийство армянского офицера Гургена Маргаряна азербайджанцем Рамилем Сафаровым на днях в Будапеште. И заявление азербайджанского посла в Совета Европы о том, что подобные инциденты нельзя исключить и в будущем.
Может, прошлое и хоронит мертвых, если свершается правосудие над убийцами. Но не может прошлое похоронить своих мертвых, если убийцы остались безнаказанными, а преступление - неосужденным. Потому что тогда это прошлое повторяется в будущем.

Вверх страницы