Главные темы

Глоссарий

Беженцы

Регион в измерениях

Документы и свидетельства

Нахичеван

Шуши

На первую
страницу

Гандзак (Кировабад) - 1988 год События - факты

      Географически г. Кировабад делится рекой на две части. Условно, левобережье называеся "азербайджанской частью", на территории которой расположены все крупные промышленные объекты города, административные здания, вокзалы, аэропорт, институты, телеграф, почта и торговая часть города, т.е. все жизненно важные центры, левобережье наиболее густонаселено, в основном, азербайджанцами.
      Правобережье - "армянская часть", где до недавнего прошлого, в основном, проживали армяне, но постоянно прогрессирующая миграция армян за пределы республики, привела к тому, что и в так называемой ''армянской части'' города, в последнее время резко увеличилось число азербайджанцев.
     К началу произошедших событий в городе, с населением в 280 тыс. человек,
насчитывалось более 40 тысяч армян (по переписи населения 1979 года - 40.741)
    События в г. Кировабаде начались параллельно с Сумгаитскими погромами в конце февраля 1988 г. Более 200 молодых людей в сопровождении работников управления внутренних дел (УВД) города, шли по центральным улицам (Шаумяна, Джапаридзе - армянская часть города), ломая окна и двери армянских домов, избивая по пути прохожих армян. Сопротивление армян в районе поселка инженерно-технических работников (ИТР) и вмешательство военнослужащих приостановили погромы.
    В следующие дни, впервые в городе появились военные патрули с дубинками и щитами. В течение нескольких дней силами местной власти были восстановлены и ''косметически'' отремонтированы дома и государственные объекты (магазины, киоски) в армянской части города.
    Дальнейшие события в городе развернулись по следующему сценарию. В предприятиях и учреждениях армян заставляли подписывать письма о неправомерных действиях армянского населения НКАО. Дети в школу ходили только в сопровождении родителей.
    Со стороны властей шла подготовка крупномасштабного погрома армян. Работники ЖЭК-ов составляли списки армян по адресам. Квартиры армян отмечались крестом, направлялись письменные угрозы, чтобы они покинули свои дома.
   Так, что же произошло в Кировабаде?
   Утром 21 ноября 1988 года к площади Ленина (напротив административного здания ГК партии и Горисполкома) начали стекаться организованные колонны студентов, к которым примкнули работники промышленных предприятий и возбужденные толпы. К обеду вся площадь Ленина была переполнена. Ажиотаж, созданный "ораторами", накалял обстановку. К 15 часам огромная бесчинствующая толпа молодежи в сопровождении сотрудников УВД с железными прутьями, камнями двинулась в армянскую часть города, сокрушая все на своем пути и избивая прохожих армян. Прорвавшись к армянской действующей церкви, толпа учинила погром и похитила крест, прикрепленный на входной двери церкви. Были разгромлены подсобные помещения во дворе церкви, в том числе и дом священника Тер-Саака.
   Встретив отпор в районе Красного села, толпа азербайджанцев отступила. На обратном пути по ул. Фиолетова был подожжен дом N68. Все эти бесчинства продолжались около трех часов. К вечеру того же дня армянская часть города была оцеплена войсками.
   Всю ночь, в ожидании очередных эксцессов, люди дежурили возле костров.
   К полудню появились первые беженцы-армяне, проживающие в азербайджанской части города. Была создана инициативная группа, цель которой - защита и спасение армянского населения.
   К шести часам вечера в азербайджанской части города начались массовые избиения и погромы домов армян.
   Стали поступать первые пострадавшие.
   В помещении церкви был создан штаб инициативной группы, куда начала стекаться информация о происходящем. Инициативная группа входила в контакт с представителями комендатуры.
    Комендантом города (генерал-майор Полех) был издан приказ и объявлено особое положение - комендантский час с 10 вечера до 6 утра.
    По требованию инициативной группы для эвакуации армян из азербайджанской части комендатурой города были выделены две автомашины (без бензина) в сопровождении одного офицера и солдата (без оружия), прибывшие только к 12 часам ночи. В ту же ночь десять добровольцев, рискуя собственной жизнью, выехали в районы погромов. Было спасено 77 человек: детей, женщин и стариков. Всю ночь в штабе шла регистрация и прием заявлений от пострадавших.
    Есть очевидцы разрушения и глумления над памятником маршала И. Х. Баграмяна. Был разбит барельеф Х. Абовяна, сорваны таблички с названиями улиц, носящими армянские имена. По рассказам прибывших пострадавших из азербайджанской части в городе царил неописуемый хаос. По словам представителя комендатуры войск не хватало, солдаты не были в силах справиться с бесчинствующей ордой. Много пострадавших было и среди воинов.
    С 21 по 23 ноября 1988 года все больные армянской национальности были грубо изгнаны из больниц, среди которых были недавно прооперированные и тяжело больные. Все они были размещены в специальном медпункте, созданном инициативной группой. В армянскую часть города "скорая помощь" не выезжала.
    В первые дни погрома лица армянской национальности были изгнаны со своих рабочих мест. Работники сберегательных касс и касс Аэрофлота рвали паспорта армян, пришедших получить вклад или приобрести билеты для выезда из города. Очень большое количество людей осталось без документов.
    С 23 ноября инициативной группе с целью эвакуации армян из азербайджанской части города были выделены два автобуса с вооруженной охраной и выданы 25 пропусков, разрешающих хождение по городу во время комендантского часа.
    Бесконечный поток избитых, изнасилованных, обезумевших от страха, раздетых, полуголых, не имеющих никаких средств к существованию, без документов, людей, размещали в церкви и прицерковной школе. Среди них были не только армяне, но и русские, украинцы, грузины, евреи, греки - люди разных национальностей.
    В городе сложилась бесконтрольная ситуация. Этому немало потворствовали работники УВД, горкома, райкома и горисполкома, когда периодически отключались телефоны, газ, не подавалась вода и не работал транспорт в армянской части города, что создало угрозу экономического голода и антисанитарии.
    В азербайджанской части города, на площади Ленина, продолжались целенаправленные митинги, появился новый лозунг "Смерть армянам и русским!".
    Видимо, не удовлетворенные не совсем радикальными решениями своих руководителей, митингующие требовали к митингующим первого секретаря ГККП Багирли. Но, узнав о побеге Багирли, они устроили погром в здании ГККП, на крыше которого в течение 36 часов красовался турецкий флаг.
    В это же самое время по азербайджанскому телевидению шли митинги националистического толка, где выступавшие требовали освобождения "героев Сумгаита" и принятия решительных мер по отношению к армянскому населению, проживающему в Азербайджане. Среди выступавших был весь "цвет" азербайджанской интеллигенции.
    24 - 27 ноября - положение не изменилось. На просьбы инициативной группы к коменданту города об оказании помощи пострадавшим, обеспечении их продуктами питания, медикаментами - был дан один ответ, что все это не входит в их компетенцию.
    Нерешительные действия армии дали возможность азербайджанцам бесчинствовать в течение 6-7 дней.
   За эти дни: ·
                    Убито - 18 человек ·
                    Изнасиловано - 11 ·
                    Пропали без вести - 60 человек ·
                    Тяжело ранены - 74 человека ·
                    Число беженцев - 4500 человек ·
                    Разграблено квартир - 1376 ·
                    Украдено - 20,
                   Сожжено - 24 автомашины
    Помощь пришла из близлежащих деревень. Из Армении для решения вопроса об эвакуации женщин, детей и больных прибыли врач с медикаментами и представитель гражданской авиации.
     На седьмой день произошедших событий в штаб инициативной группы прибыл подполковник Зубов. В ответ на требования членов инициативной группы были угрозы и шантаж. Контакт прервался. Одновременно было сообщено, что в город прибыла следственная группа Прокуратуры СССР и работники Главного Управления Уголовного Розыска (ГУУР) СССР.
    Часть собранного материала была передана работникам Прокуратуры СССР.
    В качестве документов были заявления пострадавших о погромах, грабежах и насилиях, фотографии погромщиков и пострадавших, записи допросов задержанных и их собственноручные показания.
    Компрометирующие материалы, переданные в комендатуру, еще в первые дни погромов, бесследно исчезли. Вместе с ними исчезли более 400 заявлений, отобранных из материалов следователем майором Красавиным.
   29 ноября - прекратились массовые погромы, началась новая волна акций. Работники военного комиссариата начали призывать в армию молодежь, а комендант города издал приказ о сдаче охотничьих ружей.
    Прокуратурой СССР проводилась судебно-медицинская экспертиза лиц, подвергшихся избиениям и изнасилованиям.
    Вновь появившийся подполковник Зубов озадачил членов инициативной группы ультиматумом пойти на контакт с местной администрацией и принять выдвигаемые ею условия, или он не будет отвечать за последствия отказа, и войска будут выведены . На размышление было дано 4 часа.
    Не получив согласия со стороны инициативной группы, подполковник Зубов исчез на пару дней.
    Тем временем произошел разговор с начальником ГУУР СССР генерал - лейтенантом Панкиным, с которым обсуждался вопрос эвакуации армянского населения.
    Воспользовавшись создавшейся ситуацией, Городской комитет партии с помощью комендатуры города срочно организовал эвакуационный пункт. Расчет был прост: нет свидетелей - нет виновных.
   Обладая средствами пропаганды, военнослужащие на бронетранспортерах, разъезжая по армянской части города, вели агитацию среди населения, оповещая народ о том, что в штабе гражданской обороны города функционирует эвакопункт.
    Попытки инициативной группы остановить начавшуюся эвакуацию были безуспешны. Ужас увиденного и страх перед безвестностью интуитивно подталкивали людей на быстрейший выезд из опасной зоны. Желающие выехать должны были давать подписку о том, что они уезжают добровольно и никаких претензий не имеют (автор - второй секретарь ГК КП).
    По требованию инициативной группы комендантом города эта акция была приостановлена.
   2 декабря от имени горисполкома были приглашены 5 представителей из армян на похороны трех женщин-армянок, якобы "скончавшихся" от болезней.
   Когда в назначенное время они пришли на кладбище, две из них были уже захоронены. На требования одного из приглашенных армян вскрыть крышку гроба, городские власти отказались. Тогда Адиян Михаил резко дернул за крышку и сорвал ее: в гробу лежала женщина с явными признаками побоев. Обращение к следственной группе с тем, чтобы была проведена эксгумация, было отвергнуто.     Поступали известия о крупном скоплении азербайджанцев в районе г. Ханлар, о погромах колонн автомашин, направляющихся в Армению на участке автотрассы Кировабад - Казах, о погромах и бесчинствах в других регионах Азербайджана (телефонная связь с Поспредством в Москве).     
    Подполковник Зубов, игнорирующий все эти дни инициативную группу, предложил ей встречу   в нейтральной зоне.
    На встрече кроме городских руководителей, присутствовали также и представители комендатуры. Основными требованиями инициативной группы были: приостановление эвакуации, обеспечение питанием, медобслуживанием, признание организованного целенаправленного погрома и ряд других насущных вопросов. Требования не были приняты.
    Около семи тысяч жителей оказались без крова. Многие квартиры уже были заселены азербайджанцами. Заселение происходило с ведома жилуправления.
     Прорвав блокаду "армянской части" города, в армянскую церковь сумел пробраться корреспондент газеты "Московские новости" А. Пральников - очевидец ноябрьских бесчинств азербайджанцев.
     Из Еревана, рискуя жизнью, на вертолете прилетела группа из четырех человек, а оператором (Бакур Карапетян) был снят видеофильм о происходящих событиях в Кировабаде.
     Местными властями следственная группа Прокуратуры СССР и ГУУР СССР, ранее находящаяся в армянской части Гянджинского РОВД, была переведена в здание УВД, находящееся в азербайджанской части. Это привело к тому, что потерпевшие уже не могли давать показания. Расчет был на то, чтобы к полной стабилизации обстановки многие пострадавшие, которых не удалось эвакуировать в связи со сложившейся в Армении ситуацией, не имея гарантий безопасности проживания, постараются покинуть пределы республики самостоятельно. И действительно, остановить армянское население, которое продавало за бесценок дома и имущество, не удалось.Там не осталось ни одной армянской семьи.
    Сегодня в Цицернакаберде установлен хачкар, в память безвинных жертв Гандзакского региона (Дашкесанского, Ханларского, Шамхорского районов).
   
     Архивные материалы, в том числе и видеодокументы, находятся в общественной организации армянских беженцев "Агазанг"

Вверх страницы